Гегемония доллара подходит к концу?

Гегемония доллара подходит к концу?

publication image

С начала "войны с террором" США использовали все возможные финансовые рычаги для разрушения глобальных сетей наподобие тех, которые использовал Усама бен Ладен при организации терактов 11 сентября 2001 г.

Сначала США уделяли основное внимание замораживанию активов экстремистских групп и связанных с ними лиц. Но затем у Стюарта Леви, заместителя секретаря по вопросам терроризма и финансовой разведки в Министерстве финансов США, возникла иная идея. Во время поездки в Бахрейн он прочитал в местной газете сообщение о том, что один из швейцарских банков прекращает вести дела с Ираном. Ему пришло в голову, что США могут использовать свое влияние на частный сектор, чтобы исключить "злодеев" из мировой экономики.

Вскоре после этого США начали оказывать давление на банки по всему миру, чтобы те отказались работать с Ираном. В конце концов власти заявили, что любой банк, ведущий дела с Ираном, не будет допущен на рынок США. С этим объявлением родились "вторичные санкции".

Вторичные санкции Леви имели чрезвычайный успех. Ни один здравомыслящий руководитель бизнеса никогда не предпочел бы экономику ближневосточной страны-изгоя, управляемой муллами, экономике США. И когда против банков (а именно французского BNP Paribas) было выдвинуто обвинение в нарушении санкций, штрафы оказались настолько велики, что их последствия ощущались и на глобальных финансовых рынках. Вскоре США начали использовать аналогичные методы "войны посредством отключения" против Северной Кореи, Судана и даже России.

Бывший директор ЦРУ Майкл Хейден однажды сравнил вторичные санкции со "сверхточными снарядами XXI века". Поскольку они больше напоминают скальпель, чем кувалду, они были особенно привлекательны для европейцев, которые признали их эффективной альтернативой войне. В отличие от санкций Запада против Ирака в 90-е гг., они дают возможность наказывать режимы, а не все население соответствующих стран.

При президенте Бараке Обаме целевые санкции стали первоочередным оружием Америки. Вместе с ЕС администрация Обамы усилила и подкорректировала карательные меры против Ирана. Это оказалось настолько эффективно, что в конечном итоге Иран сел за стол переговоров, где он согласился ограничить свою деятельность по обогащению ядерного оружия в рамках JCPOA ("Совместный всеобъемлющий план действий").

Однако в руках Трампа скальпель превратился в кувалду. Как сказал один европейский политик руководящего уровня, новые санкции администрации Трампа – это как кассетные бомбы, падающие и на друзей, и на врагов.

Поскольку Трамп отказался от JCPOA, европейские лидеры искали способы сохранить некоторые выгоды для Ирана, чтобы тот не возобновил свою ядерную программу. Но США препятствуют этому, угрожая целевыми санкциями отдельным лицам в советах европейских корпораций, включая директоров SWIFT.

Что еще более шокирует, подобные угрозы, как сообщается, звучали в адрес ключевых европейских публичных фигур. Обращение европейских лидеров к Европейскому инвестиционному банку за помощью в поддержке ядерной сделки с Ираном, похоже, не принесло результатов, скорее всего, из-за угроз США корпоративным интересам и директорам ЕИБ.

Более того, ходят даже слухи о завуалированных угрозах США в адрес руководителей центральных банков, включая директоров Европейского центрального банка. Со своей стороны, Бундесбанк рассматривал возможность открытия счета для финансирования торговли с Тегераном, чтобы частные немецкие банки не были вынуждены подчиняться прихотям американского президента, но он отказался от этой идеи довольно быстро и без особых объяснений. Банк Франции действительно открыл счет (через французский государственный инвестиционный банк Bpifrance) для финансирования торговли с Ираном, но и он тоже быстро сменил курс.

На данный момент нельзя исключать опасность того, что высшие европейские чиновники подвергаются давлению с целью заставить их нарушить международное право из страха оказаться в тюрьме при очередной поездке в США. Неудивительно, что европейцы обсуждают вновь правильность применения санкций.

Более того, поскольку финансовая система США все чаще становится продолжением политики национальной безопасности Трампа, европейские политики начинают жаловаться на тиранию доллара. В недавнем комментарии в газете Handelsblatt министр иностранных дел Германии Хейко Маас дошел до того, что потребовал создания независимой европейской платежной системы. Кажется, даже самые стойкие приверженцы трансатлантического союза из числа государств-членов ЕС вынуждены создавать альтернативу режиму доллара, даже если эта альтернатива пока не просматривается.

В ближайшей перспективе вопрос для европейцев заключается в том, как удержать собственные позиции в мире доллара. ЕС уже выступил против протекционистских нападок Трампа, угрожая контрмерами против американских производителей. Теперь он должен сделать то же самое в финансовом секторе. На угрозы европейским учреждениям и их персоналу нужно отвечать угрозами соразмерных контрмер. Это, к сожалению, единственный дипломатический язык, который, по-видимому, понимает Трамп.

По материалам Project Syndicate, автор Марк Леонард